Van’ın ”Kırgız” korucuları

Община этнических кыргызов, обособленно живущих в суровом афганском Памире, постепенно вымирает из-за архаичного уклада жизни, отсутствия медицины и употребления наркотиков.

Власти Кыргызстана время от времени совершают попытки помочь памирским соплеменникам, однако у республики попросту слишком мало ресурсов для изменения трагического статус-кво,

Кыргызские стражи афганской границы

Недавно в Нарынскую область Кыргызстана из Афганистана (благодаря усилиям экспедиции во главе с вице-премьером Ч. Султанбековой) приехала целая группа этнических кыргызов. Из 33 человек 17 – это дети, которые будут учиться в школах КР. Некоторые СМИ поспешили заявить, что это якобы давно ожидаемые переселенцы, хотя на деле их пребывание здесь временное.

Это осуществилось благодаря меморандуму «О взаимном сотрудничестве в области решений проблем этнических кыргызов, проживающих на Малом и Большом Памире», подписанному властями КР и Исламской Республикой Афганистан 25 декабря 2016 года.

Ранее их приезд был невозможен по двум главным причинам. Первая — кыргызы обитают в стратегически важном регионе ИРА, в Ваханском перешейке, где жесткий административный режим; возле проблемных участков госграниц с Таджикистаном, Пакистаном, неспокойным китайским Синьцзяном и индийской частью мятежного Кашмира, на древнем участке Великого Шелкового пути, где ныне бал правит наркомафия.

Мало кто знает, но до 1973 года афганское руководство эксплуатировало кыргызских мужчин в качестве стражей рубежей в буферных зонах, где их обязывали отвечать за свои зоны ответственности наподобие того, как в свое время царское самодержавие использовало вооруженных казаков-поселенцев на окраинах Российской империи

С теми же целями, кстати, власти Турции расселяли и вооружали этнических кыргызов возле озера Ван на востоке своей страны, чтобы сдерживать активность тамошних курдских повстанцев. Поэтому официальному Кабулу невыгодно, если памирский участок в провинции Бадахшан и окрестностях станет безлюдным. Других же добровольцев, кто согласится там жить, не найти.

Вторая причина — у афганских кыргызов неопределенный гражданский статус. У большинства нет даже паспортов, а без этого документа из Афганистана не выпустят. В итоге афганские власти дали разрешение лишь на локальное пребывание своих жителей на территории КР для получения образования и медпомощи.

Застывшее время

Нынешние пленники Памира – потомки кыргызов, эмигрировавших туда в несколько этапов, в период с 1575 по 1930 годы, в силу разных причин. В итоге они стали одним из самобытных тюркоязычных меньшинств Афганистана.

Живут тем, что часть скота, а также масло, шерсть, шкуры и войлок вывозят на продажу в Пакистан, где обменивают все это на муку, ячмень, рис, растительное масло, керосиновые лампы и другие товары. Живой валюты они практически не имеют.

Патриархально-племенная их структура соответствует образцам иерархии аж XVI-XVII веков: с выборной должностью хана, советами старейшин, знати и общими курултаями для решения внутренних вопросов.

Есть бай-манапы и чернь. Кто по местным меркам крут, имеет по нескольку жен и парнокопытное богатство. Смерды же вынуждены долгие годы копить на калым, который даже по меркам современного Кыргызстана солиден – минимум 100 баранов, не считая прочего! Иные умирают, так и не успев обзавестись семьей.

Там распространены браки с малолетними девочками, да к тому же между близкими сородичами, из-за чего появляется генетически больное поколение

Из-за отсутствия контрацепции, едва родив, женщины снова беременеют, при этом 9 из 10 кыргызок умирают при родах! Гендерный дисбаланс в итоге просто катастрофический — примерно на 66% мужчин приходится всего 34% женщин. Смертность превышает рождаемость.

Климатический режим на «крыше мира» критический. Дети дикой природы обитают на высоте от 4 тысяч метров и выше, словно шерпы или тибетцы, в разреженном воздухе и суровых условиях альпийской тундры, где лишь камни, снег и стылый ветер над жухлой травой. Кислородное голодание раньше времени превращает их всех в стариков. Не знают они об электричестве, водопроводе, туалетах и иных привычных нам вещах.

Большая часть года, с конца сентября по май, это фактически зима, когда температура опускается до -50 по Цельсию. Коротким летом воздух едва прогревается до +15. Еда скудная, мясо – редкий гость на столе, а рыбу из реки Пяндж они не едят из-за старых предубеждений, хотя это было бы полезно для здоровья.

В 2003 году афганских кыргызов было около 5 тысяч, сегодня же их осталось примерно 2 тысячи. Ежегодно их численность уменьшается на 6-7 процентов. Такими темпами, увы, они могут в ближайшие десятилетия просто исчезнуть.

Bir cevap yazın

E-posta hesabınız yayımlanmayacak. Gerekli alanlar * ile işaretlenmişlerdir